Свежий номер

Юбилейный номер журнала

Интервью

Охота пуще неволи. Интервью с Дмитрием Крыловым

Каждое воскресенье он приходит в дома к миллионам своих соотечественников и рассказывает о дальних и ближних странах, заставляя всех остальных планировать, ну, или мечтать о свободном времени и его заграничном проведении. 

Чтобы узнать на что же тратит свой досуг автор и ведущий телепередачи “Непутевые заметки” Дмитрий Крылов, мы напросились к нему в гости.

2:Т: Дмитрий, расскажите о ваших детских увлечениях.

Дмитрий Крылов: Мое детство прошло в подмосковном Звенигороде, и некоторые дачники, которые к нам приезжали, собирали марки. Я тоже поддался этому увлечению, тем более, что как раз в то время от родственника мне досталась очень хорошая коллекция, и я просто стал пополнять ее. Все эти марки из колониальных стран, о которых мы даже мечтать не могли и лишь читали у Джека Лондона, в то время смотрелись очень экзотично.

2:Т: И что же вы знали всякие тайные места для встреч филателистов и регулярно навещали их?

Д.К.:

Я ездил в Москву, на Кузнецкий мост, где тогда собирались филателисты, и даже что-то покупал там, но такие путешествия случались не часто, и в скором времени я вообще забросил это дело.

2:Т: Ну, наверное, на смену одному увлечению пришло какое-то другое?

Д.К.: Кажется, мне было лет 15, когда неподалеку от моего дома открылись курсы по спортивной стрельбе для инструкторов. Спустя пол года я получил официальное удостоверение. Это был мой первый в жизни документ, и я безумно гордился им. Впрочем, самым ярким воспоминанием, о том периоде, является даже не приобретение статуса и “бумажки”, а довольно курьезный случай, который чуть было не завершился трагедией. Однажды мы поехали загород на обязательные стрельбы из боевой армейской винтовки Мосина. Стоял жуткий мороз, но я постеснялся надеть валенки и потому мерз в тоненьких ботиночках. От ужасного холода и волнения я оставил патрон в стволе ружья, и человек, который взял мою винтовку, случайно нажал на курок, после чего, разумеется, раздался выстрел. Слава Богу, тот стрелок ни в кого не целился, и все закончилось благополучно.

2:Т: А в жизни умение стрелять вам как-то пригодилось?

Д.К.: Как ни странно, но да. Когда я попал в армию, по прошествии полугода в моей анкете вдруг была обнаружена запись об окончании этих курсов. Собственно на этом моя тяжелая армейская служба закончилась - меня отправили в сборную команду дивизии по стрельбе. На самом деле, это была просто манна небесная: пока все остальные тянули армейскую лямку, мы тренировались в тире. Так продолжалось полтора года, пока однажды нас не повезли на серьезные окружные соревнования и со мной не случился ужасный конфуз. Я жутко волновался и от мандража у меня в прямом смысле стали трястись руки. Капитан команды - очень опытный тренер - предложил мне немного выпить алкоголя, чтобы как-то успокоиться. Признаться честно, полузапретное средство подействовало, и я уже был готов выступить, но тут произошла пережеребьевка, и моя очередь отодвинулась. В общем, чем дольше я ждал, тем сильнее переживал. В итоге, прямо перед своим выходом я допил остаток и из-за воздействия алкоголя вместо пяти патронов зарядил в магазин четыре, сразу же лишив себя потенциальной победы. Так и завершилась моя спортивная карьера.

2:Т: А оружие не тянет коллекционировать?

Д.К.:  У меня несколько ружей, винтовок и пистолетов — охотничьи, спортивные и для самообороны. Все что разрешает закон. Для поддержания спортивной формы несколько лет тому назад я купил себе пневматическую винтовку “Диана” с оптическим прицелом и теперь стреляю из нее в своем домашнем тире. Из пистолетов мне очень симпатичен наш спортивный «ИЖ-46» и чешский пятизарядный DRYLOV. Получился небольшой арсенал, однако коллекцией я бы это не назвал.

2:Т: На стрельбища не ездите? Не принимаете участия хотя бы в любительских соревнованиях?

Д.К.: Совсем недавно приятель пригласил меня с сыном на соревнования команд, ФСБ и других спец подразделений. После окончания состязаний, нам дали попробовать пострелять самим. Конечно, меня просто восхитили и бесшумный пистолет, который стреляет тише пневматического, и знаменитый американский армейский кольт и наша снайперская винтовка спец подразделений. Хотя при стрельбе из пистолета по муляжу террориста с захваченным заложником и я, и мой сын Митька не отличились особой меткостью и поразили ни в чем не повинную жертву точно в переносицу офицер ФСБ пошутил: «Зато шкурку не попортили». Это нас утешило. Но я отыгрался, когда лег за винтовку, где показал неплохие результаты — четыре десятки и одну девятку на 300 метров.

2:Т: Дмитрий, а как насчет охоты?

Д.К.: Когда я покупал несколько охотничьих ружей, то даже не думал, что они смогут мне пригодиться. Однако в скором времени один мой коллега пригласил меня поехать с двумя новыми русскими туристами в Танзанию, где африканский олигарх, местный Карабас Барабас представил свои владения для охоты. Разумеется, я с радостью  воспользовался таким случаем, причем не столько из-за охоты, сколько из-за возможности поснимать зверей в естественной среде,  ведь когда находишься на сафари из машины выходить не разрешают – рейнджеры пекутся о безопасности туристов. Животные не воспринимают автомобиль, как конкурента, даже побаиваются его, как нечто большое и грозное, а вот отдельно стоящий человек может привлечь хищника, как потенциальная легкодоступная пища. Или угроза.

2:Т: И что же, в условиях дикой природы в вас сразу проснулся охотник?

Д.К.: Не сразу!  Я решился выйти на тропу охоты лишь в последний день пребывания в Танзании после добытых четырех трофеев. Я очень старался убить в зверя наповал, чтобы не доставлять ему мучений. Это условие хоть как-то могло оправдать в моих глазах смертоубийство и тогда в Восточной Африке я и добыл свой первый трофей — антилопу Иланд. В этом году я оказался в Южной Африке куда я приехал для съемок охоты, но хозяин охотничьего угодья заочно сделал мне подарок разрешил отстрел одной Импалы. Но по каким-то совершенно непонятным причинам, видимо, я так сильно приглянулся начальнику лагеря, что он разрешил стрелять в любого зверя который мне встретится. Надо сказать, в этот раз я был как-то до неприличия меток, однако  никакого особого азарта у меня не было, и лишь на пятый день, когда хозяин охотничьего лагеря, заказал мне подстрелить водяного козла — вотербока. Это очень красивое животное, и я чуть ли не сутки выслеживал его и лишь прямо перед заходом солнца неожиданно увидел целое стадо, и мне вдруг жутко захотелось заполучить этот трофей. Желание исполнилось. После этого теперь я прекрасно понимаю, что ощущают настоящие охотники.

2:Т: Дмитрий, а с чего началось увлечение авиамоделизмом? Насколько нам известно, недавно вы купили радиоуправляемый вертолет.

Д.К.: Когда я был маленьким, отец моего друга привез ему с международной выставки в Брюсселе вертолетик на проводе,  который не имел батареек, но для того, чтобы привести в движение моторчик нужно было крутить небольшое магнето и тем самым приподнимать аппарат в воздух. Боже мой, как я завидовал тогда Волоке Мартынову, (теперь он один из самых известных композиторов России), я до сих пор это помню, и даже рассказал об этом в одной из моих передач. И вот совсем недавно в одном из крупных торговых центров мы с сыном увидели отдел радиоуправляемых моделей, и тут же купили вертолет для «чайников».

Первые дни, я как на работу мотался в мастерскую по ремонту авиамоделей, чтобы восстанавливать последствия своих неудачных полетов. Потом стал заниматься мелкой ремонтной работой самостоятельно. Но вскоре работники магазина, наконец-то, раскололись и сказали, что “Стрекоза” (так назывался приобретенный нами вертолет) - это китайская продукция, которая не всегда хорошо летает. Вернее, между нами говоря она вообще не летает. И мне порекомендовали мне купить “Hirobo” (японского производства). Эту модель китайцы и украли для своей «Стрекозы». Правда, и освоение Hirobo мне обошлось в целую коллекцию поломанных лопастей (их у меня уже скоро будет 100 при стоимости 60 рублей за штуку). Впрочем, сейчас я летаю уже гораздо лучше, и, перелетая со стула на тумбочку, из комнаты в комнату не так часто попадаю в аварии, где-то раз в день. Еще у меня есть одноосный “Шмель”, но он пока что вообще не поддается мне и совершенно отказывается держаться в воздухе – видимо, брак аппарата, так как специалисты поднять его тоже не смогли.

2:Т: А на симуляторе вы не пробовали тренироваться?

Д.К:  Когда мы приобрели вертолет, нас предупреждали о необходимости сначала попробовать свои силы на симуляторе, но в продаже в тот момент его не было. Поэтому программу приобрел только через месяц после покупки вертолета: никак не мог найти ее в магазинах. Однако когда симулятор у меня появился, мне, разумеется, стало гораздо легче, ведь там повреждение модели не грозит новые тратами и можно спокойно приобрести необходимые навыки, было бы лишь время и желание. Желание было, времени — нет.

2:Т: Дмитрий, у вас не было желания в определенный момент бросить эту непослушную игрушку и больше не мучиться?

Д.К.:  Раньше я серьезно занимался бегом, и с тех пор знаю, что если пересилить себя после того, как прозвонит будильник и все же встать, потом, когда пройдет три первых минуты, а потом - семь, а потом 29, т.е. когда пройдут кризисы, после этого я смогу бегать хоть два часа к ряду, получая при этом удовольствие. Так и здесь. Я понимаю, что когда-нибудь действия, которые сейчас мне приходится подолгу продумывать, дойдут до автоматизма, и я смогу управлять вертолетом так же легко, как и водить машину. Конечно, я вряд ли стану суперпилотом, мне на это просто не хватит времени, однако освоить хотя бы какие-то элементарные фигуры и научиться летать красиво мне бы очень хотелось.

2:Т: Друзья и родственники понимают ваше новое увлечение?

Д.К.: Увы, только Митька, мой сын. Он и сам заинтересовался авиамоделизмом, и я даже подумываю купить ему симулятор. Жена попыталась разок приподнять модель, но у нее не получилось, а терпения, чтобы продолжить попытки не хватило - она быстро забросила это дело. Остальные вообще относятся к моему новому хобби весьма скептически. Однако это ведь все очень индивидуально. Меня, к примеру, никогда не увлекали азартные игры и походы в казино, но понять стремления других я могу.

2:Т: Не хотите попробовать “подсадить” на р/у вертолеты кого-нибудь из своих знакомых?

Д.К.: Специально для этих целей я держу “Стрекозу” – эдакий манок. Как выберу подходящую жертву – подарю ее - пусть тот, кому она достанется, помучается так же, как я, наломает столько же лопастей и попробует отказаться потом от своего новоиспеченного увлечения! Это, ведь, и впрямь очень затягивает.

2:Т: А что обычно дарят вам? Не получилось ли у вас какой-то “невольной коллекции” из сувениров и подарков?

Д.К.: Не могу сказать, что это какое-то собрание, но я все время привожу из разных стран фигурки и изображения кошек. Видимо, насмотревшись на моих котиков из Италии, Парижа, Бали, Японии... друзья нередко дарят мне интересные статуэтки этих животных. Недавно один знакомый подарил мне на день рождения настоящего, живого британского котенка Бантика - друга моим бесхвостым курильским усатым собратьям - Дрысику и Путику.

Впрочем, чаше всего я привожу просто какие-то необычайные вещи: календарь индейцев майя, батики с острова Бали, живопись слонихи, копья африканского племени масаев, японские кинжалы, модели кораблей с острова Маврикий, национальную одежду и прочее-прочее-прочее...   

Разумеется, это не все, что мог рассказать нам Дмитрий Крылов о своих увлечениях и способах приятного времяпрепровождения, а также успехах в области авиамоделизма, однако мы обещаем следить за его полетами, и потому  уже в этом номере, в рубрике “Мастер-класс” -  читайте репортаж с урока

управления вертолетом.

17.11.2005 17:23

Реклама, Анонсы

Магазин для хобби и моделизма

HobbyCenter.ru